Парадигмы   Дневники   О проекте   Поддержать проект
ПОИСК в архиве «Толкование сновидений» (только по слову)

Чтобы поисковая машина нашла все формы слова, введите слово без окончания
Имя:
Пароль: 
запомнить
Забыли пароль?
Зарегистрироваться

Сонник и толкование снов


Рассылка "Мир сновидений"


Рассылки@Mail.ru
Мир сновидений

Выпуск 50-1. Психологический анализ фильма Дэвида Линча ВНУТРЕННЯЯ ИМПЕРИЯ

Нельзя насладиться предчувствием беды, а в новом фильме Линча только оно и есть (Борис Белокуров)

Персонажи:

Блондинка актриса Никки Грейс (Дерн) играет Сью и актер Дэвон (Джастин Теру) играет Билли в фильме «Высоко над печальными днями» (On high in blue tomorrows) – я бы перевела буквальнее «В вышине печальных завтр», поскольку слово "завтра" имеет в фильме большое значение - римейке якобы проклятого фильма, сделанного по сказке польских цыган и недоснятого, поскольку актеров главных ролей убили.

Сью влюблена в Вилли Сайда, порядочного семьянина и мужа Дорис Сайд (Джулии Ормонд).

 Польская девушка-брюнетка (в титрах Lost Girl) (Каролина Грушка)

 Детали:

«Композитор и исполнитель заглавной песни - «Strange what love does» сам Дэвид Линч.»

 «Голоса Кроликов — Наоми Уоттс и Лаура Херринг (исполнительницы главных ролей предыдущего фильма Линча "Малхолланд Драйв").»

 «Во время переговоров Дэвида Линча и Лоры Дерн насчет съемок в безымянном тогда еще проекте, актриса упомянула, что ее муж родом из Инленд Эмпайр (буквально: "Внутренней империи") — местности близ Лос-Анджелеса. Линчу так понравилось это словосочетание, что он решил назвать так свой фильм.»

 «В сцене, где Джереми Айронс кричит осветителю в мегафон убавить свет, голос отвечающего ему осветителя — голос Дэвида Линча.»

Места:

Внутренняя империя – местность рядом с Лос-Анджелесом

Лос-Анджелес

Лодзь (Польша) (с польск. «лодка», «ладья»): «1948 год — 18 октября состоялось торжественное открытие Высшей Школы Кинематографии, Телевидения и Театра с участием её первых абитуриентов. Это всемирноизвестное высшее учебное заведение расположено во дворце Оскара Кона на ул. Тарговой. Особой гордостью школы являются её прославленные выпускники: Анджей Вайда, Роман Полански, Анджей Мунк, Ежи Сколимовски, Кшиштоф Занусси, Кшиштоф Кеслёвски и др.»

 Версия фильма 1 (Владимир Гордеев)

«Получился "Малхолланд Драйв 2" по 3, если рассматривать сюрреалистическую "Внутреннюю империю" как фильм о расстроении потока сознания главной героини. Героиня фильма, молодая симпатичная герла — польская иммигрантка. Она приехала в Америку, чтобы завоевать Голливуд. Но розовые мечты разбиваются о реальность. Вместо того, чтобы блистать на экране, она совокупляется в номере захудалого отеля с каким-то человеком, представляющим собой полную посредственность (у него в кадре размыто лицо, то есть, на его месте может быть любой другой среднестатистический чувак). В одиночестве герла возвращается домой и садится перед экраном телевизора. На протяжении трех часов втыкает в очередной дурацкий телесериал. Она смотрит убогий ситком, в котором "смешные" моменты обозначаются закадровым смехом (причем смеются тогда, когда женщина-кролик открывает рот и голоском кинозвезды Наоми Уоттс несет какую-то чепуху). В представлении герлы, телесериал — это убогое зрелище для убогих зрителей, чей интеллект недалеко ушел от кроличьего. Собственно, американская цивилизация — это цивилизация кроликов, особенно учитывая то, что главным героем национальных сказок является братец Кролик. А также Багз Банни.
      Герла пребывает в страшной депрессии. Глубинная суть телесериала как явления массовой культуры, преломленная в ее сознании, не единственное, что хочет показать Дэвид Линч. ВидЕние или вИдение телесериала герлой перемежаются ее галлюцинациями, мечтами и фантазиями, в которых фигурирует непосредственно она сама. Герла все-таки считает себя актрисой не телевизионного уровня, ее мечта — большое кино. В своих мечтах она представляет себя состоявшейся актрисой. При этом, из-за наличия огромного числа комплексов она воображает себя старой уродиной (Лаурой Дерн). Хаотический ход мыслей герлы смешивает воедино три сюжетные линии фильма. Одна, основанная на воспоминаниях, — какие-то тёрки с соотечественниками. Вторая, основанная на "реальности" — убогое и злое существование на задворках не принявшей тебя страны, третья — мечты об актерской карьере и съемках в интересном фильме. Поскольку герла так и не пробилась в кинематограф, Голливуд остается для нее волшебным и таинственным местом. Съемки "фильма", в котором она "участвует", сопровождают мистические события. Подсознание сплинующей герлы наделяет эти воображаемые мистические события зловещим смыслом.
      И всё-таки человеку свойственно надеяться на лучшее. Поэтому финал всей этой истории светел.»

Версия фильма 2

«…«Внутренняя империя» — это трехчасовой колосс, составленный из нескольких автономных сюжетных линий, и соответственно нескольких реальностей. В одной из них заплаканная красавица смотрит телевизор, где разворачивается значительная часть событий. Во второй — некая кинозвезда (в исполнении Лоры Дерн, одной из лучших актрис Линча) снимается в мелодраме. В третьей — таинственные поляки разбираются с мистическими запутанными делами. В четвертой реальности упомянутая кинозвезда оказывается внутри экранной действительности, в которой ее никто не знает и где творится что-то страшное. В пятой заправляет группа дерзких уличных девчонок. Шестая — это реальность очень странного телесериала, в котором живут три персонажа с телами людей и головами кроликов. Последнее, кстати, — одно из сильнейших впечатлений: срабатывает сюрреалистический контраст между мультяшными образами и мрачными взрослыми разговорами плюс цветовое решение в стиле старого телевидения.»

 Моя версия фильма

На мой взгляд фильм структурно  повторяет «Малхолладн драйв» и «Лост хайвей», где есть три ведущих женских персонажа, два из которых явно – одно лицо.

Итак:

Брюнетка (в данном случае польская девушка) и Блондинка, которая располюсована на Блондинку «+» (успешная богатая актриса Голливуда) и Блондинку «–» (деградировавшая проститутка с яркими агрессивными импульсами). Соответственно все фрагменты, более мелко нарезанные чем в двух вышеуказанных фильмах, распределяются вокруг этих фигур. Между собой их «сшивают» ассоциативные переходы, маркированные типично линчевскими предметами: горящими ночными лампами, телефонами, сигаретами.

Есть еще одна линия – отдельная – с кроликами, которая является «комнатой трансмиссии» - и перераспределяет кружение трех линий, наподобие Коммутатора, связывавшего героя с другими персонажами из «Человека-овцы» Мураками.

1. При этом все самые важные фразы произносятся «эпизодическими» лицами:

- в линии Никки – это фразы старухи-соседки, которая говорит, что все перепутано, про «завтра» и про то, что она не помнит, когда что было, рассказывая про мальчика с зеркалом и девочку, которая только "половина";

- в линии Сью – это девушка-японка, которая говорит о своей кузине, которая любит надевать белый парик и ее все тогда особенно любят и у нее проблемы «по женской части»: «дыра во влагалище»;

- в линии польской девушки – это слова ее мужа (?), что все связано и имеет неотвратимые последствия (ср. с монологом Ковбоя из «Малхолладн драйв»).

2. Еще есть одна тема, которая вообще осталась не замеченной критиками и аналитиками – тема ребенка:

- в линии Никки – это больная дочка лет 8-10 ее любовника-Дэвона;

- в линии Сью – это тема беременности и слова мужа, что он не может иметь детей;

- в линии польской девушки – это ее сын, мальчик лет 8-10.

3. Еще одно важное распределение – убийства в фильме:

- в линии Никки – это убийство из пистолета мужчины (превращающегося то ли в клоуна, то ли в женщину);

- в линии Сью – убийство ее самой отверткой;

- в линии польской девушки – убийство подруги, с «которой их часто видели вместе».

Поэтому, если рассматривать данный фильм не как психоанализ самого Линча, а все же как некий отстраненный от него продукт, где есть некий же опять самостоятельный персонаж – субъект психоанализа – то все версии более менее сходятся на том, что это – польская девушка, мечтавшая стать актрисой. Но трагедия не случившейся звездной карьеры, конечно, бывает критической для многих хрупких душ, но мы могли бы допустить, что содержание фильма все же не вполне произвольно и что даже если рассматривать его как бред/фантазии/воспоминания героини, то они все же имеют под собой некую подоплеку.

Подоплека же, на мой взгляд, такова: реальность демонстрируется словами «эпизодических» персонажей и очень редко (одним-двумя кадрами) напрямую в открытом визуальном тексте.

Реконструируя картинку по словам «эпизодических» героев, мы получаем следующий сюжет, который одновременно и является закамуфлированной разными бредовыми фантазиями психической травмой:

Эти один-два кадра – видимые девушкой-полячкой по телевизору бегущие молоденькие девушки-брюнетки. Приставляя к этому слова японки, можно предположить, что у брюнетки-полячки была любимая кузина, которая мечтала быть звездой и часто переодевалась в белый парик и тогда была особенно ослепительна. Дальше начинается драма. У кузины обнаруживается "дыра во влагалище", метафорически так можно было бы назвать неуемную сексуальность. Муж девушки-полячки влюбляется в нее и изменяет с ней. Когда драма открывается (закамуфлирована сценой в дома актера Дэвона, когда актриса Никки признается, что любит его), у молодой женщины болен ребенок, видимо – мальчик. В итоге шока она оказывается не в состоянии адекватно отреагировать на болезнь ребенка и он умирает (гибель ребенка – главная вина и травма героини – камуфлируется счастливым приходом любящего мужа и сына в конце фильма, и тем, что дочка Дэвона – «скоро, завтра, поправится»). Название фильма говорит о том, что «завтра» могут быть разные, но они «блю» (печальны), как ни крути. Боль за ребенка и невозможность что-либо изменить приводит к расщеплению сознания героини и отождествлению себя со своей сестрой, которую она хотела бы убить (как и своего мужа), образ которой в результате этой психической проекции распадается (как и в «Малхолладн драйв») на двойной персонаж Никки-Сью. Первая боится безумной ревности мужа, который может убить за измену (типичная паранояльная проекция бреда ревности с себя на другого, т.е. она сама безумно ревновала мужа и готова была убить за измену), а вторая – откровенно агрессивна к мужчинам и описывает несколько случаев своей агрессии, и как проститутка вполне презирает любых мужчин за их похоть и слабость («когда они плачут как дети» - в этой фразе проглядывают «уши» проблемы: «ты будешь плакать также, как плакал мой больной ребенок, и тебе не будет пощады»). 

Кролики моделируют проблему этой семьи – как глупые похотливые животные они символизируют безобразный любовный треугольник (когда мужчина-кролик говорит, что у него есть «секрет», и с этого начинается «открывание дверей»), с одной стороны, и как трусливые существа, - не способность посмотреть правде в глаза. Девушка смотрит на них, но под их мордами не может увидеть лиц родных людей, хотя ее слезы говорят о том, что она понимает, о чем идет речь и то, что повод позубоскалить в теле-шоу («как весело мы изменяем друг другу») в действительности оплачивается страданием и преступлением. Плата страсти взрослых высока – жизнь ребенка. Этим фильм перекликается с романом Эмиля Золя «Страница любви».

Наталия Орлова