Парадигмы   Дневники   О проекте   Поддержать проект
ПОИСК в архиве «Толкование сновидений» (только по слову)

Чтобы поисковая машина нашла все формы слова, введите слово без окончания
Имя:
Пароль: 
запомнить
Забыли пароль?
Зарегистрироваться

Сонник и толкование снов


Рассылка "Мир сновидений"


Рассылки@Mail.ru
Мир сновидений

Выпуск 26. Повторяющиеся сновидения

«Сновидение очень напоминает угадывание в зеркале — один из древнейших способов предсказания, который можно с успехом использовать в технике гипноза. Заворожив себя созерцанием поверхности зеркала, предпочтительно такого, каким оно почти всегда, с незапамятных времен и до эпохи относительно недавней, и было — скорее темного, чем светлого, выполненного из полированного металла — субъекту удается порою открыть для себя многие элементы собственных воображаемых фиксаций.»
Ж. Лакан. Семинары. Книга 2
«Я» в теории Фрейда и в технике психоанализа (1954/55)

Когда, рассматривая сновидение, мы говорим о мотиве или теме, сновидения, то порой это выражение можно пониматься в том же смысле, в каком мы говорим о мотиве песни. Мотивы становятся особенно заметны, когда сновидение повторяется. При этом порой бывают вариации, а порой сновидение словно застывает и воспроизводится из разу в раз в одной и той же «застывшей» форме.

Подобные сновидения трогают нас, хотя бы потому, что мы не можем отмахнуться от них, как не можем прогнать липнущую надоедливую муху. И когда мы внутренне повторяем такому сновидению: «Отстань! Да отстань же!», оно, как верный друг, протягивает нам руку и говорит: «Остановись! Это важное дело еще не закончено!»

И тут мы попадаем в клещи противоречия и весьма противоречивых чувств, которые это противоречие вызывает. Противоречие же заключается в следующем: мы торопимся разделаться с повторяющимся сновидением и не хотим останавливаться на нем именно потому, что в этом сновидении время для нас остановилось.

В сновидении мы, образно говоря, стоим на месте, время (и жизнь!) проходит мимо нас. В дневное время мы уже закончили школу, обзавелись семьей и, может быть, уже выросли наши дети, а в сновидении мы, как узники, прикованы к одной и той же школьной парте, или к одному и тому же человеку из прошлого, с которым не можем закончить разговор. Или же мы обнаруживаем себя в каком-то вообще странном месте, например, рядом с колодцем в пустыни и снова и снова пробуем достать воду.

Это «стояние на месте» мы надеемся компенсировать той поспешностью, с которой хотим с подобным сновидением разделаться. Но представьте, если бы в реальной, дневной жизни мы раз от разу вдруг обнаруживали бы себя сидящими все на том же стульчике в детском садике, разве мы бы с ужасом не решили, что тогда вся остальная жизнь нам просто снится, что мы и не живем-то, а только грезим об ответственной работе и взрослых детях?

Если и впрямь на какой-то миг представить, что сон — это зеркало, которое показывает нам наше лицо, то как мы могли бы проигнорировать подобное зрелище?

Незавершенное дело ждет, когда мы завершим его. Не завершив его, мы будем возвращаться к нему вновь. А значит, мы будем ущербны сами: мы так и не поднимемся из-за парты первого класса для взрослых дел, не скажем самых важных слов в разговоре, не оплачем умерших любимых, не рискнем спуститься в колодец за водой… И мало ли что еще не случится с нами.

Наши незаконченные сны — это наши непрожитые жизни, более яркие и полные, чем те, которые мы проживаем.

Наталия Орлова, канд. филос. наук, психолог