Парадигмы   Дневники   О проекте   Поддержать проект
ПОИСК в архиве «Толкование сновидений» (только по слову)

Чтобы поисковая машина нашла все формы слова, введите слово без окончания
Имя:
Пароль: 
запомнить
Забыли пароль?
Зарегистрироваться

Сонник и толкование снов


Рассылка "Мир сновидений"


Рассылки@Mail.ru
Мир сновидений

Сонник » Действия » Соединение и отделение

Для юнгианской психологии образы соединения и отделения являются наисущественнейшими в жизни человека, поскольку воплощают процесс индивидуации - осознания и включенения неосознаваемых переживаний в целостную психическую жизнь человека.

Образы соединения. Среди них наиболее распространены образы мостов и лестниц. Но образом соединения  может выступить практически любой предмет или  живое существо, которое может нести своим обликом или поведением идею соединения.

Во внешнем  облике идея соединения часто представлена  существами-амфибиями, принадлежащими двум средам обитания. Соединенные таким образом сферы часто метафорически представляют собой сознательные и бессознательные силы сновидца, при этом последние чаще всего символизируются водными, воздушными или подземными образами. Однако идея соединения может быть заложена не только во внешнем облике существа или предмета,  но и в его функции.

Например, описывая обрядовые свадебные и погребальные предметы В.Романов указывал на то, что та или иная вещь начинает участвовать в ритуале не только в силу своих морфологических качеств, но и благодаря своей функции отделения или присоедения: расчески, иголки, веники и т.д. могут указывать на отделение невесты (от мира родителей) или умершего (от мира живых) и их соединение (с миром жениха  в первом случае и с миром мертвых - во втором).  Сходные идеи высказывал и А. ван Геннеп в работе "Обряды перехода. Систематическое изучение обрядов". М., 1999 (скачать).

Особо следует сказать о символах соединения, известных в мистических традициях, поскольку они характерны и для сновидений. Как отмечает в своем обширном исследовании мистической христианской традиции Э.Андерхилл "Мистицизм. Опыт исследования...", их можно подразделить на три класса: 1) образы паломничества (путешествия), когда герой воссединяется с неким святым местом; 2) образы брака, свадьбы, любовного союза; 3) образы (алхимических) трансформаций.

В первом случае мы  можем видеть образы, включающие в себя прохождение неких препятствий, и образ желанной или достигнутой цели. Часто цель при этом предстает в виде города (Небесный Иерусалим, Китеж-град, Эльдорадо и т.д.) или иного  чудесного или божественного места. В сновидениях нам могут сниться разного рода особенные места и такие сны часто овеяны атмосферой значительности происходящего.

Во втором случае мы может видеть разного рода брачную символику от цветовой (например, человеку может сниться, что на нем красно-синий или розово-голубой костюм) до проработанной со всеми деталями брачной церемонии. Это может быть и образ сексуального контакта. При этом важно понять, что именно изображает собой половой акт, чтобы вместе с фразой "а, это всего лишь секс", не отмахнуться от быть может совершенно иного содержания.

Третья группа образов подробно разрабатывалась в алхимической традиции и полна богатыми и сложными символами, часть из которых непосвященный, но любознательный читатель может почерпнуть в книге Г.Майринка "Ангел Западного окна", а более искушенный - в самой алхимической традиции или в работе К.Г.Юнга "Misterium Coniunctionis", посвященной психологическому исследованию этой темы. Но, как опять же отмечал К.Г.Юнга, эта символика может спонтанно возникать в сновидениях современных людей, даже не слышавших об алхимии.

Образы отделения. Среди  таких образов отдельное место занимаю образы изоляции, чаще всего предсатвляющие  собой закрытую емкость (бочка, сундук, гроб, яма и т.д.) или изолированную местность (остров; замок с водяным рвом; отдельно стоящая гора; скала в море и т.д.).

Вот что пишет о подобных образах М.-Л. фон Франц в работе "Толкование волшебных сказок" (гл. 7): "Бочка соответствует киту в библейской истории о пророке Ионе... — это типичное «плавание по ночному морю»; иными словами, это путешествие выражает собой состояние перехода, во время которого герой заключен, как в сосуде, в том, что можно рассматривать как вариант материнского образа. Но значение бочки не исчерпывается тем, что она становится тюрьмой...; ведь одновременно она не позволяет ... потонуть. Подобную ситуацию можно сравнивать с проявлением невроза, который стремится изолировать индивидума и таким образом защитить его. Состояние невротического одиночества позитивно, когда оно становится защитой, которая обеспечивает рост новых жизненных возможностей. Его можно рассматривать как своего рода инкубационный период, назначение которого — достижение внутренней завершенности сознающей себя и определенно сформированной личностью, в результате чего она становится более реальна. Таков смысл бочки для принца Ринга.

     Так же, как и бочка, остров — еще один символ изоляции. В большинстве случаев на нем расположено волшебное царство, населенное обитателями иного мира... Острова нередко становятся пристанищем для проекций бессознательной психической сферы; существуют, например, острова мертвых, и в «Одиссее» не отпускающая героя из своих владений нимфа Калипсо («та, что скрывает») и волшебница Кирка — обе живут на островах и, в известном смысле, обе являются богинями смерти. В нашей сказке пребывание на острове не является конечной целью героя, он — всего лишь очередная стадия в процессе перехода. В море бессознательного такой остров представляет собой отколовшуюся часть сознательной психики (как известно, на дне моря острова обычно имеют связь с материком), иначе говоря — автономный комплекс, совершенно отделившийся от эго и обладающий своего рода собственным интеллектом. Магнетически притягивающий и ускользающий, такой комплекс становится подводной скалой в сознании, и может оказывать неуловимое и коварное воздействие.

     У неразвитых людей часто встречаются несочетаемые и совершенно обособленные комплексы, которые в известной мере перечеркивают друг друга: например, в принципе несовместимые христианские и языческие представления, которые не осознаются их носителем в качестве противоречащих друг другу. Комплекс создает свое собственное «поле сознания», существующее независимо от изначального поля, где старая точка зрения еще продолжает господствовать, а это значит, что каждое из этих полей становится как бы суверенным островом со своими собственными гаванями и средствами сообщения."