Парадигмы   Дневники   О проекте   Поддержать проект
ПОИСК в архиве «Толкование сновидений» (только по слову)

Чтобы поисковая машина нашла все формы слова, введите слово без окончания
Имя:
Пароль: 
запомнить
Забыли пароль?
Зарегистрироваться

Сонник и толкование снов


Рассылка "Мир сновидений"


Рассылки@Mail.ru
Мир сновидений

Сонник » Места » Населенные пункты

Город | Деревня | Кладбище

Части населенного пункта:  Улица  | Перекресток  | Мост  | Площадь | Рынок

Город. Во-первых, семантика города предполагает подчеркивание всего того, что противостоит «негородскому». Это и 1) природное, и 2) «деревенское» (так, например, в Древнем Риме различалось «городское», урбанистическое, и «сельское»), и 3) «варварское», инокультурное.

Во-вторых, город — это особым образом архитектурно, социально и политически скомпанованное пространство.

В-третьих, образ города вписан в контекст смысловой «иерархии» пространства, будучи воспринимаем, например, как столица государства или даже«мира»; как бывшая столица; как припограничный или портовый город; как город, связанный с особыми историческими, легендарными или культурными событиями; как место пересечения торговых путей; как «закрытый» или «открытый» город; как «мертвый» или покинутый город; как город-двойник и т. д.

Все эти многочисленные смысловые аспекты так или иначе проявляются в онейрическом образе города. Поэтому, чтобы сразу же не запутаться в этом множестве значений, попробуем выделить основные функции, которые осуществляет город, существенные для понимания его образа. 

Самая главная и исконная — это функция защиты. Древние города хорошо укреплялись и в неспокойные времена защищали не только своих горожан, но и брали «под крыло» жителей округи. В образе города этот аспект символизирует защитные силы сновидца, как душевные, так и физические. Поэтому, например, если снятся разрушенные городские стены, сломаные ворота и т. д., то это может свидетельствовать о том, что защитные силы человека подорваны и нуждаются либо в простом восстановлении (иногда для этого достаточно просто отдохнуть), либо же в более тщательных «восстановительных» процедурах, требующих значительно больших усилий.

Города несли также дозор и обеспечивали уведомление, в каком состоянии находится внешний мир — дружественном или враждебном. Этот аспект может проявляться в том, что сновидцу привидится город с высокими и мощными смотровыми башнями. Это может говорить об излишней тревожности и «бдительности» сновидца. Иногда вообще весь город «сворачивается» до образа одной смотровой башни. Это может пониматься как то, что сновидец тратит слишком много душевных сил на охрану себя, своего внутреннего мира, не замечая того, что уже нечего охранять. Такие сверхмнительные и тревожные личности часто очень дорожат своим «особым внутренним миром» и скрытыми в нем «сокровищами», сон же иронично намекает, что в их внутреннем мире ничего кроме «дозора» уже не осталось.

Далее следует отметить патронирующию функцию. В города отправлялись на заработки, в них спасались социально дезадаптированные люди, города могли брать на иждивении вдов, сирот и инвалидов. Так, например, отцу семейства может присниться, что он находится в городе, полном бродяг и нищих орд, которые разоряют все вокруг. Это может быть намеком на то, что сновидец слишком увлекся патронированием своего многочисленного семейства, которое не испытывает к нему за это благодарности и разоряет его, не желая начинать вести более самостоятельную и ответственную жизнь.  

Еще одна важная функция — культурно-торговая. Города являются культурными центрами: в них располагаются учебные заведения, библиотеки, религиозные центры, бани, театры, цирки, площади. В городах осуществляется торговля. Поэтому онейрический город может быть богатым или бедным, архитектурно разнообразным или моностильным. Например, человеку, считающему себя одаренным во всех отношениях, может сниться убогий городок с примитивной архитектурой. Этим сон будет компенсировать слишком заносчивую сознательную установку сновидца. Также возможна и обратная ситуация: когда в бодрствующем состоянии сновидец считает себя ничем не примечательной личностью, но при этом видит сны о прекрасном богатом городе, — такой сон говорит о том, что сновидец сильно себя недооценивает и в силу этого не может воспользоваться тем, что у него есть для того, чтобы его жизнь стала более насыщенной, полной и яркой.

Особо следует отметить накопительную функцию, поскольку именно города являются центрами скопления огромного числа культурных и материальных богатств. Так, например, сновидец может увидеть себя в сокровищнице города, полной нераспечатанных сокровищ. Этот сон похож на вышеописанный, поскольку говорит о том, что сновидец располагает большим количеством достоинств, которые не видны другим и в силу этого все равно что музейные редкости, спрятанные от глаз посетителей.

Ну и, конечно же, собственно политическая функция. Она включает в себя распределение власти, судебно-карательную и законодательную сферы. В этом аспекте город может восприниматься не только как Эго сновидца, но как его идеализированное Эго и/или Супер-Эго (в судебной и карающей ипостасях). Например, сновидцу может присниться, что его судят в незнакомом городе и выносят смертный приговор за незначительный проступок. Этот сон может говорить о том, что у сновидца сформировано слишком жесткое Супер-Эго, и поэтому он казнит себя за малейшие промахи, что вызывает сильную тревогу и чувство вины. В таких случаях полезно продолжить сон в технике символдрамы и попробовать представить себя, например, судей. Очень полезно вообразить, что и как говорят судья, обвинитель и есть ли адвокат, а также представить собственную речь. Часто в подобной речи начинают звучать сильнейшие обида и агрессия, настолько острые, что страх перед ними может пугать человека даже больше, чем несправедливый приговор. Но подобные обида и агрессия должны прозвучать для того, чтобы с судьями мог состояться хоть какой-нибудь человеческий диалог, поскольку негативные подавленные чувства из прошлого, которые испытывал сновидец будучи ребенком перед несправедливым и чрезмерно жестким судом значимых для него взрослых, продолжают жить «за порогом сознания», отравляя взаимоотношения с людьми в настоящем.

Однако может быть и так, что судьи предстанут не в образе строгих судей, а в образе эдаких душек, которые выносят смертный приговор с шутками-прибаутками (как в похожей ситуации в «Приглашении на казнь» В. Набокова) и вообще подсудимый до последнего момента не понимает, что все происходит всерьез. Подобные сны могут говорить о серьезных нарушениях детско-родительских отношений сновидца, когда взрослые были не только жестоки к ребенку, но еще и высмеивали его и не считали суровость наказания неким сверхъординарным явлением. При этом ребенку было сложно понять, как может состыковаться веселость и балагурство с жесткостью наказания, поскольку у нас есть стереотипное представление, что веселые люди не могут быть жестокими. Эта изначальная предрасположенность воспринимать веселье как что-то хорошее может быть серьезной помехой к осознанию сновидцем того, что в его ранних отношениях со взрослыми было насилие и злоупотребление, он даже сам может быть «на стороне» своего «веселого взрослого», не понимая, что именно от него исходила суровость наказания.

Особые разновидности сновидений про город — это мотивы незнакомого города, странного города и мертвого города.

Незнакомый город может символизировать скрытые аспекты Я или — более широко — всей психики сновидца в целом. Например, человеку может сниться повторяющийся сон о том, как он в незнакомом городе пытается спасти своего друга (брата). Это важный сон о том, что у сновидца есть сильные саморазрушительные тенденции, но он хочет противостоять им. Фигурой друга или брата (часто сновидец не может рассмотреть его лица) в подобных образах часто символизируется сам сновидец, поэтому такой сон может быть понят как попытки помочь себе преодолеть деструктивные аспекты в собственной душе и в своей жизни.

Странный город может быть странным «от начала до конца», а может иметь странные элементы. Например, в романе Стругацких «Град обреченный» есть образ блуждающего красного здания. Если выделить в этом богатом различными смысловыми пластами тексте одну линию, то это может быть линия «когнитивной неуспешности главного героя», который всегда не понимает, что происходит. Однако, в отличие от Иванушки-дурачка волшебных сказок, его всегдашнее «не так» понимание и поведение не улучшает, а ухудшает ситуацию. В этом смысле фигура главного героя может пониматься как невротизированное Эго человека, а образ блуждающего красного здания как образ невротического симптома (например, «блуждающего» истерического симптома, проявляющегося то комком в горле, то тремором рук, то чрезмерной раздражительностью и т. д.), который ведет с человеком лукавую игру.

Мертвый город. Если образ странного города может иносказательно указывать на невротизацию сновидца, то мертвый город часто свидетельствует о более серьезных расстройствах. Тут вспоминается старинный анекдот из психиатрической практики: молодой практикант пытается логически разуверить старого психотика в том, что тот — труп. Практикант говорит больному: «Вы видели трупы?» «Да, видел». «У них течет кровь, если их уколоть?» «Нет, не течет». «Вот я колю Вас булавкой. Видите, у Вас течет кровь, значит, Вы не труп». «Ну надо же, никогда бы не подумал, что и у трупа тоже может течь кровь!».

Мертвый город часто символизирует крайнюю истощенность и омертвелость Эго сновидца. Реанимация при этом требует специальных профессиональных усилий. Однако может случиться так, что приснившийся сон будет говорить не о Я сновидца, а о Я того человека, с которым сновидец находится в тесном контакте. Например, девушке может присниться, что она попала в очень красивый, богатый, но мертвый город. Если девушка при этом собирается замуж, то это может говорить о том, что, несмотря на все достоинства ее будущего мужа, ей будет предельно тяжело в браке во всем, что касается эмоциональных контактов с мужем и ей нужно будет решать: стать еще одной «статуей» в эмоционально мертвой жизни ее будущего супруга, искать ли пути собственного спасения или пути реанимации любимого. Однако реанимация может быть предельно сложной или даже невозможной, хотя, как известно, надежда умирает последней.

Деревня. Семантика деревни часто связана с ее противопоставлением городу. В отличие от села, в котором городское и деревенское переплетено сильнее, деревня часто яркий образ некоего автономного существования, наделенного ярко выраженными особенностями. Уклад жизни деревни может при этом рассматриваться как положительный (в образах деревенской идиллии, «пасторальных сценкок» и «лубочных картинкок», например) или как отрицательный («деревня» — например, как в выражении пренебрежительного отношения к необразованному и неотесанному человеку).

Поэтому важно, как сновидец относится к деревне в своей реальной жизни. Возможно, что деревня для него — это рай детских воспоминаний о летних каникулах у бабушки с дедушкой. Но иногда «снится нам деревня» и в том случае, если в реальной жизни мы с ней никак не связаны. В этом случае образ деревни может нести некую специальную смысловую нагрузку и тогда оказывается особенно важно выделить тот полюс, которому образ деревни противостоит. Возможно, что таким полюсом окажется не образ города, а образ статусного общества, которое всех «встречает и провожает по одежке» и в котором человек уже мало интересен сам по себе. Таким полюсом могут оказаться образы монотонной рутинной работы, или вынужденной сутолки и толкотни часов-пик, или синтетической безвкусной пищи, или вынужденной потребности следовать сиюминутной моде. Важно найти свою собственную противоположную ассоциацию, чтобы лучше понять то, что нам говорит образ онейрической деревни.

Кладбище (город мертвых).  Сновидения часто архаичны в своих посланиях и поэтому заложенный в них смысл часто близок не нашему дневному сознанию (знанию), а древним представлениям и страхам.

Среди древних представлений о смерти есть важная идея о возрождении в потомках умерших предков (культы предков в разных культурах), воскресения или проблем с успокоением умерших (например, представление о "голодных духах" в китайской культуре). Поэтому сновидение образом кладбища может сообщать о каких-то радикальных изменениях в нашей душевной жизни: что что-то умерло и должно быть погребено; что что-то умерло, но жаждет воскресения; что что-то умерло, но отравляет жизнь своим трупным ядом и не дает живущим жить дальше. В связи с этим нужно понять, какого ритуала (именно так!) ждет от нас сновидение. Возможно, это должен быть ритуал отделения умершего (это может быть не только образ умершего человека, но и наше чувство, мысль, план, надежда и т.д.), чтобы мы могли продолжать дальше жить; это может быть ритуал горевания, когда мы воздаем умершему почести и просим примириться со своей судьбой; это может быть ритуал воскрешения, когда мы вновь даем умершему "напиться живой крови" (нашей энергией, временем, силами) и возвращаем это к жизни.

Среди древних страхов перед мертвыми - это страх поглощения (утаскивания) живого умершим. Иногда депрессивное состояние выражется через образы могилы, ямы, погреба, склепа, где сновидец чувствует себя погребенным заживо. Тут важно различать два принципиально разных состояния. Это может быть состояние, предшествующее рождению. Рождение, затянувшееся дольше срока, может переживаться как опасное и близкое к смерти. Тут "место заточения" близко по значению материнской утробе, где нужно находиться опредленное время, чтобы сформироваться, но где смертельно опасно задерживаться дольше срока. Например, человек может вынашивать проект или идею докторской диссертации (и этот инкубационный период необходим) и глупо в этот период дергаться и ждать немедленного результата, но когда приходит срок, "плод" должен появиться на свет или он зачахнет в "утробе" и будет только отравлять жизнь. Если же он умер, не родившись, то необходим ритуал отделения и погребения, чтобы человек мог нормально жить дальше, а не возвращаться все время мыслями к этому трупу, чтобы будоражить и его, и себя. "Предоставьте мертвым хоронить своих мертвецов", - так сказал Иисус, и нет причин не доверять ему в этом.

Улица. Лишь некоторые люди могут сказать о себе: «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз», «Вселенная» и т. п. Чаже же люди чувствуют, что они родом с «Малой Бронной» или с «Моховой», что улица их детства не просто место, где они играли детьми, но что она как важная кровеносная артерия питает их душу радостными или тягостными воспоминаниями.

Поэтому сновидения часто возвращают нам улицу нашего детства. Иногда подобные сны помогаю нам осознать, что мы выросли, иногда — что наше взросление нам еще только предстоит.

Но в сновидениях появлются не только знакомые нам улицы, но и незнакомые, а порой и совсем странные. Подобные улицы могут символизировать привычные или новые «ходы» мыслей, чувств, старые или новые способы взаимоотношений или поведения. Может присниться, например, улица, заканчивающаяся тупиком. Это может свидетельствовать о том, что некий «ход» бесперспективен. Онейрическая улица может приводить на пустошь, что, соответственно, может пониматься не только как бесперспективность выбранного направления, но и его опустошающий характер. Если улица приводит на кладбище (см. Кладбище), то это может говорить как о том, что подобное направление «гибельно», так и о том, что в нем есть скрытые параметры, не учитывать которые опасно.

В целом же образ улицы соотносится с образом дороги (см. раздел Дорога).

Рынок. В первую очередь, это место торга. Поскольку же деньги часто символизируют собой «жизненную энергию» — наша психическая энергия это то, что «обменивается» на все остальное: дела, мысли, чувства и т. д. и без нее мы не могли бы ничего — то образ рынка может показывать, в каком состоянии находится баланс жизненных сил сновидца. Например, сновидение может показать, что у него нет денег или они мелкие или бракованые. Это может свидетельствовать о том, что жизненные силы сновидца в упадке и нужно позаботиться об их восстановлении. Также может присниться, что неожиданно у сновидца оказывается кошелек, полный денег (см. раздел Предметы. Аксессуары). Это может говорить о том, что сновидец и сам не знает, что у него есть силы на решение того или иного дела.

Помимо денег рынок еще связан с образом разного тода товаров. Товар может символизировать собой уже более частные виды психических способностей или аспектов жизни. Например, сновидцу может присниться, что он купил очень дорогую антикварную вазу. Или приобрел зачем-то табурет. Тут важны не только распространенные в культуре сновидца ассоциации с этим предметом, но и его личные.

Рынок также представляет собой систему обмена и торга. Вся наша витальная жизнь — это сложный конгломерат обменных систем, наша ментальная жизнь — это тоже сложный обмен мыслями и чувствами, а наша социальная жизнь — часто предмет явного или неявного торга. Поэтому очень важно, как сновидец ведет себя в сновидении: как покупает (или продает), какие чувства испытывает при этом, что получается в итоге. Иногда может сниться, что торг идет хорошо и гладко, сновидец получает, что хочет, но через некоторое время обнаруживает, что ему подсунули не то, что он хотел. Если такие сны часты, то имеет смысл задуматься, не происходит ли того же и в дневной жизни.

Еще одна тема в связи с рынком — это тема дара. Нам может присниться, что мы не купили нечто, а нам это подарили. При этом только сам сновидец может решить — был ли это безвозмездный акт дарения, или, что называется, аванс. В сделке с дьяволом привлекает то, что его услуги похожи на дары, но расплата приходит и она не сопоставима с полученным. «Бойтесь данайцев, дары приносящих!»

Перекресток. Довольно часто перекресток не возможно миновать сразу — он требует остановки. Наиболее существенным смысловым аспектом темы перекрестка является то, что перекресток — это очень место. Тут являет себя особый «разрыв» пространства, где сновидец может не иметь уже никакой власти. Тут могут бесчинствовать демонические силы, но также может открываться действие сил благодатных. Перекресток — один из излюбленнейших образов сказок и сказаний и несет на себе сильнейшую эмоциональную и смысловую нагрузку.

Сужением семантики перекрестка является образ распутья, как уже локализованных, встроенных в пространство, возможностей. Если на перекрестке может произойти все, что угодно, то распутье, как правило, строго кодифицировано, то есть имеет при себе пояснения (указатели, камни с надписями, персонажей-комментаторов и прочее). Однако выбор, предлагаемый распутьем, как правило, мнимый. Герой выживает не потому, что выбрал правильно, а потому, что в само понятие «героя» встроено знание того, что никакого выбора на самом деле нет. Не-герои и мнимые герои гибнут или попадают в плен оттого, что выбирают. Герой не выбирает. Предложенное распутьем «меню» существует только для глаз непосвященных, то есть для тех, кто ввязался не в свою судьбу.

Такой взгляд на распутье может показаться странным, однако если не обольщаться «видимостями», то мы увидим следующее: местность с выделенным центром (например, камень) — это лишь первичный смысловой «слой». На него «накладываются» текстовые сообщения (надписи), которые могут быть в разной степени сохранности. Но Герой и так знает «топографическую расчерченность». Семантика направлений (право-лево, запрет на оборачивание и тому подобное) как бы «встроена» в его умение ориентироваться в мире (К.Г. Юнг бы сказал, что это знание — исконное, архетипическое). Поэтому надписи выглядят на фоне этого знания более чем странно. Можно предположить, что они существуют: а) как своеобразная внешняя презентация его внутреннего знания; б) как свидетельство «предустановленной гармонии» Героя и мира; в) как обманка и ловушка для не-героев, то есть как испытание на «геройство». Тот, кто покупается на возможность выбора — отбраковывается. Тот, кто слышит в себе действие «архетипического знания», остается «героем».

Поэтому семантика распутья тесно связана с темой свободы выбора. Поскольку же все мы порой попадаем в ситуацию, которую могли бы назвать "распутьем", то семантика этого образа не может не затрагивать наших самых что ни на есть трепетных глубин: можем ли мы выбирать? выбираем ли? Свобода и необходимость — философские понятия, но в нашей жизни они — действенные силы и мы, так или иначе, решаясь на шаг, решаемся и на их воплощение в своей судьбе. Но ни свобода «могу все», ни необходимость «не могу ничего» — не путь Героя на распутье. Герой может и не может одновременно, поскольку может «одно», но это одно «то самое», что он может и одновременно должен совершить. Поэтому пути, лежащие перед Героем, это в действительности лишь один путь, на который он и должен решиться, а выделенное место (камень) говорит ему, что «тут Рубикон, тут прыгай», что он должен решиться на этот единственный путь, добровольно ступить на него и пройти до конца. Все остальное лишь видимость и мрение болотных огней. 

Мост, пожалуй, самое романтическое место. Не только потому, что на мостах встречаются влюбленные и с него кидаются несчастные, не только потому, что по мостам прогуливаются мечтатели и поэты, а юные девушки, опираясь на перила, устремляют свои взоры и мечты в туманные дали. Мост романтичен тем, что соединяет противоположные берега, и потому как никакой другой образ подходит для того, чтобы изображать собой соединение противоположностей. Если же мы посмотрим на нашу жизнь внимательно, то увидим, что она кишмя кишит противоположностями и мы волей-неволей вынуждены "наводить мосты", если не хотим, чтобы наша душа распалась на части, как некогда распалась на материки Гондвана.

Поэтому если человеку снится, что моста нет — это может быть и образ того, что «мосты сожжены», и образ того, что мост еще только предстоит построить. Но чаще всего проблема заключается в том, что мы либо не осознаем противоположности, либо преуменьшаем (или преувеличиваем) их размах, либо они предстают перед нами не как «противоположные берега реки», а как тупик, в который мы тупо бьемся лбом. Еще бывает так, что нам нравится колебаться, как чашки весов, под заунывный припев: «с одной стороны — с другой стороны», и так ни на что и не решаться. Это не говорит, конечно, что нужно принимать необдуманные решения, но часто процесс «обдумывания» начинает целиком подменять собой процесс «решения». В таком случае мосты не наводятся.

Движение по мосту может свидетельствовать о наших силах по преодолению проблемы, о способности "продвигаться" дальше, встречая неизвестность лицом к лицу.

Особый образ — это образ разводного моста, очень удачный для того, чтобы символизировать собой многие жизненные коллизии, поэтому не удивительно, что разводные мосты Санкт-Петербурга пользуются такой популярностью.

В случае же сновидного моста, как при анализе любого сновидного образа, важно обратить внимание на его общее состояние, наличие украшений, ширину и высоту, связанные с ним истории (если такие есть).

Площадь, пожалуй, наиболее публичное место в городе. В отличие от улиц, которые имеют свою особую интимность, не говоря уже о дворах и скверах, площадь — место собраний, торга и различных публичных акций. Сейчас площади утратили то значение, которое они имели раньше, но в качестве мест публичного говорения перекочевали, хотя и в несколько вымороченном виде, в Сеть под именем «форумов». Однако мы и сейчас бываем заворожены, когда видим, как собирается на площади народ. Правда сейчас народ занимает позицию скорее «массовки», чем решающего дела собрания, как это было на агоре в Древней Греции, или даже на вече в Древней Руси.

В сновидных же площадях часто бывает ярко выделен центр — это может быть фонтан, статуя, башня, пруд, дерево и т. д. (см. об этих образах в соответствующих разделах), при этом площадь может быть круглой или квадратной. Подобное сочетание — круга или квадрата с выделенным центром — в юнгианской психологии символизирует целостную психику человека, поэтому центральная фигура может показывать, в каком состоянии находится сам сновидец. Например, если фонтан в центре не работает, зарос мхом и т. д., то это говорит о недолжном состоянии жизни сновидца, о перебоях в его «жизненной энергии», в неумении наладить ее «подачу» (вода — образ жизненной энергии), что может проявляться как апатия, депрессивные состояния, хроническая усталость и т. п.; если снится неухоженная или сломанная статуя, то это может говорить о проблемах в сфере идеализированного образа Я, и выражаться в неустойчивой или низкой самооценке, в ощущении своей непризнанности, неуспешности при наличии сильных амбиций, что также может приводить к депрессивным состояниям, хандре или даже истерическим реакциям. Башня может показывать, что есть нечто существенное, что не включено в сознательную жизнь сновидца. Например, в башне могут храниться важные документы, а ключ от нее может быть потерян. Это может говорить о том, что есть некие сведения, которые могли бы существенно повлиять на жизнь сновидца, но они оказываются для него недоступны (этот отбраз может быть аналогичен «скелету в шкафу» или «потайной комнате в доме»).

Иногда в центре оказывается нечто странное, например, глубокий колодец, яма, мусорка или что-то еще. Это говорит о проблемах сновидца, которые носят не периферийный, а «центровой» характер, касаясь его личности в целом.